Открытая галерея
Москва, Трубниковский переулок 22, строение 2
+7(495) 772 2736
+7(499) 530 2727
ср-пт 15:00 – 20:00
сб 12:00 – 18:00 

Андрей Кузькин

 

Андрей Кузькин родился в Москве в 1979 году.
В 2001 году окончил Московский Полиграфический институт, факультет графики.
С 2006 года участвует в художественных выставках.

Впервые обратил на себя пристальное внимание критиков и кураторов в 2008 году: в арт-лагере «Веретьево» во время молодежной биеннале «Стой! Кто идет?» он показал сразу несколько работ, в том числе инсталляцию «Место, где никто не беспокоит» и перформанс «По кругу», который стал событием.
В течении нескольких часов Кузькин ходил там по кругу заполненного жидким бетоном бассейна, привязав себя веревкой к закрепленному в центре колышку. Перформанс продолжался до тех пор, пока у автора оставались силы месить ногами застывающий прямо на глазах бетон. По словам Кузькина, акция была жестом солидарности с людьми, которым приходится нести на себе тяжесть повседневного существования, невыносимо трудного в этой стране. На основании видео-документации перформанса был смонтирован фильм, который затем неоднократно использовался русскими и европейскими кураторами в различных выставочных проектах. В декабре 2011 – феврале 2012 он экспонировался на III Международном Фестивале Современного Искусства в Алжире (FIAC).
kuzkin_po_krugu1.jpg
kuzkin_po_krugu2 copy.JPG

В том же 2008 году Кузькин показывает перформанс «Пространственно-временной континиум» в Stella Art Foundation, где в течение 7-ми часов 43 минут, не отходя и не отрывая руки, проводил на стене карандашную линию. Этот опыт крайней концентрации, самоотдачи и полного слияния с процессом «рисования линии», не имеющим функциональной цели, художник считает для себя достаточно важным и готов когда-нибудь его еще раз повторить.

2009
Первая персональная выставка «Андрей Кузькин. ЖЗН. Все, что я хотел сказать, но не смог». Москва. Арт-Cтрелка.
«Русский леттризм». ЦДХ (куратор Андрей Ерофеев).
Ширяевская биеннале. «Америка, между Европой и Азией», Самара, село Ширяево.
Красноярская биеннале. «Даль». Красноярский музейный комплекс. Инсталляция и перформанс «Неоспоримые призраки».
Выставка номинантов на премию «Инновация – 2009» Москва. ГЦСИ.
Получает премию «Инновация» и премию «Соратник».
MIHV3474.jpg
100408-172107-0383 copy.JPG

Начинает сотрудничать с Открытой галереей: выставки «Кризис самоидентификации» («Автопортрет»), «Соблазн», «Город», «Мужское начало» («Картина на заказ»), «Воспоминания и сны».
Видео перформанса «Противостояние» с выставки «Соблазн», где Кузькин, натянув на себя противогаз, с остервенением смывал картинки с глянцевых журналов, было отобрано на Берлинскую Биеннале.
Resistance.jpg

2010
«Герои левитации»
. В зале на Мытной «Стеллы Арт Фондейшен», в неловких позах сидели и стояли три нагие четырехметровые человеческие фигуры, слепленные из хлеба. Размоченный хлеб, перемешанный с солью – традиционный материал для лепки, используемый зэками. Кузькин находит некое родство между этой «тюремной глиной» и телесной субстанцией: хлеб – живой продукт, он родился из земли и не вечен, но подвержен временным деформациям, «стареет» и разрушается, подобно всем нам (поэтому «хлебные люди» Кузькина не могут в полном смысле слова быть названы скульптурными объектами – в них слишком много человеческого). «Мне нравятся простые люди, работяги, все те, кто живет рядом со мной, – говорит Кузькин, – Различия между всеми нами несущественны. Я говорю о смерти, о том, что перед ней все равны, и эмоции, которые она вызывает, у всех сходны. То, как выглядят мои герои, не имеет никакого отношения к социальной критике: подобные интерпретации были бы слишком просты. Хочется искать общее между людьми: несомненное, неоспоримое. Это просто люди. Простые смертные. Мы все. И наша проблема, общая проблема, не решается, хоть ты тресни. Ну и, конечно, это выставка про людей, живущих в этой стране. Про людей, которые пьют, бьют, орут, но они все равно люди. Они стареют и умирают. Они и есть мои герои, и я среди них, один из них, ощущающий эту энергию разрушения и, одновременно, энергию взлета». (Цитируется по сайту Stella Art Foundation).
495d1282b44a70a649cc70b6e5cb61c2.jpg

6-я Берлинская Биеннале современного искусства. Видеозапись перформанса «Противостояние», и живой перформанс «Все, что есть – то мое».
Накануне Берлинской Биеннале ассистенты под руководством медицинских работников нанесли на тело художника – предварительно сбрив с него весь волосяной покров, включая брови – латинские названия всех мыслимых болезней, угрожающих человеку. На открытии Кузькин, покрытый с ног до головы диагнозами различной тяжести пролежал неподвижно 4 часа на белом подиуме в стеклянном саркофаге. Чтобы пойти на такой эксперимент, нужна была известная смелость: понятно, чье место он занял. Способность Кузькина беспрепятственно скользить по времени, не раз уже им доказанная (то он возвращается в детство, то забегает на 29 лет вперед), позволяет ему на этот раз переступить последний рубеж: он в буквальном смысле опережает смерть, распоряжаясь своим телом так, как это делают в анатомическом театре, показывая манифестации болезней на тех, кому это уже не может никак навредить. Контраст между молодым, не тронутым разрушением телом художника и сонмом недугов, явно ему не принадлежащих, которые тем не менее, были «допущены сюда» и предъявлены публике на тех местах, где и должен быть очаг болезни у тех, кого она настигла, наталкивал на мысль, что художник готов был примерить не только чужие диагнозы, но и чужую боль, что в его действиях присутствовал элемент всечеловеческого сострадания. Не зря его неподвижная поза заставляла просвещенную публику вспомнить известную картину Мантеньи. 
DSC_1035 - Foto Uwe Walter.jpg

Сам автор дает такой комментарий: «Физически тут делать нечего – ну побрился, ну разделся. Это скорее психологически сложно. Я как будто эти болезни на себя принял. Потому что это только кажется, что слова «на себе не показывают» ничего не значат, но на самом деле это страшно. И для меня сделать это было – как перебороть страх смерти в себе. Потому как страх смерти – это единственное, что сдерживает человеческую свободу. А искусство, так или иначе, ищет свободу».
 


«Русские Утопии»
, Культурный центр "Гараж". Кузькин выставляет аудио-визуальный объект «Один или тайная жизнь»: изнутри глухого железного куба размером 2 х 2 метра доносились шаги, шорохи, шепот и крики, стук и требования, взывания.

2011
«Герои левитации» показаны в Турине и Венеции в составе выставки «Модерникон». (Организаторы – Фонд «Виктория» и Фонд Sandretto Re Rebaudengo).

Персональный проект «Все впереди!». Открытая галерея, Москва.
9 февраля 2011 года Кузькин при деятельной поддержке Открытой галереи начал реализацию проекта. Каждый шаг протоколировался и заверялся подписями участников. С 09/02 по 14/02 все имущество Кузькина, находящееся в мастерской – его картины, объекты, ассамбляжи, инсталляции, сотни графических листов, а также постель, посуда, книги, кисточки, краски, компьютер, обувь, одежда и прочее – все складывалось в коробки, которые затем были перевезены в Открытую галерею. Крупногабаритная мебель отправилась на помойку. От «мастерской художника» остались одни голые стены. В металлообрабатывающем цехе были заказаны специальные короба, доставленные затем в галерею. Все имущество было сложено в 58 металлических разногабаритных коробов, после чего короба были заварены. Последний, 59-й короб заваривался в присутствии зрителей 15-го марта. Перед этим Кузькин последовательно уложил туда фотоаппарат, сделав последний снимок, мобильный телефон, паспорт, одежду, которая на нем была, список замурованных во все короба вещей, зачитанный перед этим публике, и волосы, состриженные в ноль, в процессе чтения этого нескончаемого списка. Облегченный Кузькин совершил омовение в тазу и переоделся в свежекупленные майку, джинсы и кеды.



Этот проект имел несколько отличительных особенностей. Во-первых, он растянут во времени: согласно протоколу он был начат 9 февраля 2011, его кульминация – вернисаж и перформанс – состоялась 15 марта того же года, его продолжение (или следствие) развертывается в настоящее время, его финал отнесен в далекий 2040 год: 15 марта 2040 года короба могут быть вскрыты, вне зависимости от того, в чьих руках они будут находиться. Таким образом, продолжительность этого проекта, по замыслу автора, составляет 29 лет.
kuzkin.jpg

Во-вторых, он стирает демаркационную линию между территорией искусства и территорией жизни, он не просто «делает искусство» – он покушается на судьбу, пытаясь ее подчинить своему (художественному?) сценарию.
В-третьих, в него вовлечено непредсказуемое число участников. Помимо рабочих, перевозчиков, парикмахера, секретаря, отраженных в протокольных записях или на видео, сюда следует отнести всех, кто присутствовал на перформансе 15 марта (поскольку данный проект, как уже было сказано, имел отношение к судьбе в не меньшей степени, чем к искусству, и значит, превращал обычных зрителей в свидетелей судьбоносного события), а также всех потенциальных приобретателей или иных неизвестных лиц, которые когда-либо произведут какие-либо действия с замурованным «наследием» художника.
И накнец, в-четвертых, он придавал особый смысл будущим, на тот момент еще не созданным, работам художника, заставляя художественное сообщество пребывать в напряженном ожидании нового Кузькина. 
1.gif

Как написал арт-критик Валентин Дьяконов в газете «Коммерсант», этот перформанс вызывал одновременно зависть и скепсис. Зависть, поскольку многим, если не всем, время от времени свойственно испытывать острое желание все начать сначала, с белого листа, но большинство подавляют его в себе как совершенно неосуществимое. Скепсис – потому что, как пишет критик, «риск разочарования велик – и зрительского, и личного – но в этом и проявляется смелость, которой не оказалось равной в арт-мире России сегодня». (Газета «Коммерсантъ», №48 (4589), 22/03/2011)

«В поисках шедевра». Открытая галерея. Инсталляция «Портрет матери» и перформанс на закрытии (в качестве бонуса) «Явление природы».

Осень 2011 – уже в третий раз Андрей получает премию «Соратник».

На выставке «Пристальный взгляд меняет объект разглядывания» в Открытой галерее был представлен проект, который Кузькин назвал перформативные картины «Случайные люди».
В этой работе искусство и «реальность» меняются местами: если раньше зрителю теоретически могла выпасть возможность созерцать модель на фоне ее портретa, то сегодня художник предлагает нам  созерцать портрет на фоне его живой модели, которая «наполняет» портрет и смотрит на вас в упор – глаза в глаза.
004_6499.JPG

Перформанс «Явление природы», где Кузькин один или Кузькин + группа товарищей стоят в чем мать родила вверх ногами среди трав и деревьев, зарывшись головою в землю, может быть повторяем в самых разных местах и в самом разном составе. На сегодняшний день он был исполнен в скверике Открытой галереи на Арбате, в лесу вблизи арт-лагеря «Веретьево», на «Фабрике», в Красноярске, в Австрии, в США (Нью-Йорк), в ЮАР (Кейптаун) и др. Очевидно, что художник повторяет этот эксперимент не для публики, а исключительно для себя, рассматривая его как некий род «очищения», как вариант психологической практики, весьма для себя полезной.
«Задумка работы абсолютно проста – вспомнить о человеке как о естественном существе, таком же естественном, как дерево. Потому что люди – это биологический вид, а мы об этом забываем, живя в мегаполисах, в окружении гаджетов… Эту акцию мне хотелось бы повторять и дальше, делать ее с большим количеством участников, в разных погодных условиях, в разных местах, потому что я ее чувствую, она мне очень нравится. Это своего рода девиз такой, from culture to nature. На биеннале в Венеции я ощутил переизбыток всяких спецэффектов в искусстве. Это очень сильно угнетает. Хочется раздеться и встать на голову».
4f452c37ccd3ff693e3e93a862ce8f3b.jpg


«Действия непреодолимой силы»
, Открытая галерея. Декабрь 2011 - январь 2012. Проект заключался в написании художником 11 картин в соавторстве с 4-х летним сыном. Ребенок, не обремененный грузом культурной памяти, свободно разливал и размазывал краски на холсте, а поверх его экспрессионистических абстракций художник рисовал многофигурные композиции из пенковских человечков, заставляющие вспоминать чуть не всю историю искусств: от наскальной живописи, до Иеронима Босха, Василия Чекрыгина, Кристиана Болтанского и А.З. Пенка. Если уж Кузькин взялся за кисть, то он не мог не взбаламутить контекст, в который ему надлежало вписаться.

«Я БЫЛ ЗДЕСЬ, Открытая галерея.

«Место действия», Открытая галерея.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.

Перформанс Все впереди. Железные ящики.

Перформанс Все впереди. Железные ящики.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.

Без названия. 2011. Хлеб, соль, ПВА.